Кристиноград

Page loading, please, little wait
Version 0.0.1
Posted — 2020-01-06T19:20:41+0300
Last modified — 2020-01-10T20:14:31+0300

Header image

1. Что это

Сухое определение, где попытался выделить самое важное и ничего не упустить:

Кристиноград — как можно более полное, ориентированное на применение в любых случаях повседневной жизни и предназначенное не для специалистов по рассматриваемой тематике руководство, какие источники считать авторитетными, на что можно ссылаться при доказательстве тех или иных положений

2. Статус

На настоящий момент времени Кристиноград дорабатывается, обкатывается применением в реальных условиях, пытается обрести признаки научности. Въедливо критиковать каждый чих пока рановато.

Да, нет ничего более постоянного, чем временное; но надеюсь, абзац выше всё же когда-нибудь получится убрать.

3. Кому понравится

Никому.

С одной стороны, «серьёзные учёные», увидев, что даже высшая по степени авторитетности категория КрисКата — Kr — намного шире, нежели они вообще представляют себе авторитетные источники, могут усмехнуться и прекратить читать данную страницу.

В другом же случае люди (возможно, и те же самые) будут всячески сопротивляться введению даже этой, отнюдь не жёсткой классификации, продолжая брать данные откуда попало.

4. Цели

4.1. Объективность

5. Что ищет

5.1. Истина и факты

[TODO] Порыть глубоко; может, что-то найдётся что-то в подтверждение

Определение

Ася, с. 227

А теперь у меня для вас очень плохая новость. Я не могу предложить универсального критерия демаркации, абсолютно точного способа отличать надежную научную публикацию от ненадёжной, такого, чтобы он никогда не приносил ни ложноположительных, ни ложноотрицательных результатов.

У каждого времени свой дух, и ему трудно противостоять. В 1960-е и в 1970-е годы он, например, требовал, чтобы все верили в то, что людей формирует среда (воспитание), и гены не имеют никакого значения. Но затем задул ветер перемен. Рак стал вдруг генетическим заболеванием, и интеллигентность определялась исключительно генами.

6. Для кого предназначен

7. ПостКрист

Но вернемся к тому мероприятию в библиотеке, когда Франклин употребил слово «хрень». Признаться, я был обескуражен. Не только потому, что в его возрасте мы такие слова в присутствии родителей не употребляли (его родителей, сидевших рядом, определенно ничего не смущало!). Но еще и потому, что это слово показалось мне идеально вписывающимся в контекст. Оно было куда более точным и выразительным, нежели все стандартные политкорректные термины вроде «дезинформация» или «иная точка зрения». Франклин попал ну прямо в яблочко.

В процессе написания книги я принял решение использовать слово «хрень» в качестве краткого обозначения всего изобилия ложной информации (включая целенаправленное промывание мозгов, нечестную интерпретацию, неверно истолкованные рассказы, теории заговоров, шарлатанскую медицину, пустые обещания, псевдонауку и патентованную ложь), которая, к сожалению, играет большую роль в нашей повседневной жизни.

7.1. Релятивизм

Под релятивизмом или, если вам угодно, скептицизмом я имею в виду концепцию, согласно которой выбор между конкурирующими теориями произволен. В основании такой концепции лежит убеждение в том, что объективной истины вообще нет, а если она все же есть, то все равно нет теории, которая была бы истинной или, во всяком случае, хотя и не истинной, но более близкой к истине, чем некоторая другая теория. Иначе говоря, в случае двух или более теорий нет никаких способов и средств для ответа на вопрос, какая из них лучше.

В науке: 1) нет; 2) вы можете пойти против всех и оказаться правы. Но для непрофессионалов лучше релятивизм.

7.1.1. Разные точки зрения на предмет

7.1.2. Факт и истина

В контексте Кристинограда:

Истина/факт — консенсусное мнение сообщества специалистов по какому-либо вопросу в данный период времени.

8. Критика «Краткого курса поиска истины»

Что будем критиковать:

Важно осознавать, что именно публикация в рецензируемом журнале – это элементарная единица нового научного знания. Абсолютно все остальные формы представления информации менее надёжны. Официальные отчеты всяких серьезных организаций типа ООН – это ценнейший источник статистических данных, но даже при их чтении стоит держать в голове, что выводы рождены внутри организации под влиянием ее политики и не верифицировались независимыми исследователями. В университетском учебнике автор может недостаточно чётко провести границу между тем, что доказано в лабораторных экспериментах, и тем, что просто выглядит логичным, а рецензенты учебника могут быть его друзьями и смотреть на лирические отступления сквозь пальцы (конечно, когда там нет чего-то откровенно сомнительного). В выступлении на конференции учёный может акцентировать яркие стороны своего исследования и умолчать о тех серьезных проблемах, с которыми столкнулся. В интервью он тем более может запросто это сделать. Полёт фантазии научного журналиста не сдерживает ничто, кроме опасений за профессиональную репутацию (она трудно и долго формируется, легко разрушается и очень сильно влияет на карьерные перспективы). У обычного журналиста, который берётся писать о науке, нет и этого: количество кликов и перепостов, как правило, интересует его редактора гораздо сильнее, чем достоверность опубликованной информации. То есть существует некая иерархия источников по степени достоверности, в которой статьи в рецензируемых журналах стоят особняком, на первом месте, с большим отрывом от любых других типов публикаций. И по-хорошему любой приличный человек, который хочет не просто поругаться в интернете, но и разобраться в том, как всё устроено, должен ссылаться в первую очередь на них. (…)

Можно всё что угодно найти и во всём разобраться. Обычно это помогают делать научные журналисты, но мне искренне хотелось бы, чтобы наша роль была вспомогательной, а не ключевой, чтобы люди были склонны разбираться во всех интересных им темах самостоятельно, опираясь на научные источники, и только для первичного знакомства с совершенно новыми областями обращались бы к популярным пересказам.

(По моему мнению, огромный недочёт «курса» состоит в том, что помимо университетских учебников в данный не включены другие типы книг; в частности, энциклопедии/словари — основной источник, которым привык подтверждать данные вопросов джинджерин)

8.1. Специфика материалов

В детстве меня привлекали книги из серии «Всё обо всём». В них авторы вмещали концентраты знаний о самых разных вещах. Упрощённый и поверхностный уровень погружения в тему меня не смущал: я и сейчас ценю такой формат при знакомстве с непрофильными, но интересующими меня сферами. Это отличная возможность быстро сориентироваться в вопросе, понять, о чём это в принципе.

Книги такого материала (их тысячи у меня) — основное, что я читаю (бегло или углублённо). Практически из каждой я почерпнул много сведений, которые впоследствии пригодились мне в джинджеринах.

Посмотрим теперь, как выглядят научные статьи. Вбил на «PubMed на русском» первое пришедшее в голову слово → вот какие результаты получил:

Суицид Rupubmed

Читать от корки до корки это кто-то кроме непрофильных специалистов вряд ли кто будет. Единственная причина, по которой я обращаюсь к научным статьям — проверка фактов, почерпнутых из других источников. И то, смотрю не такие прямо очень уж узконаправленные, заголовки которых представлены выше, а более обзорные; (обзоры составляют незначительное меньшинство в научной литературе). Притом проверяю только факты, кажущиеся мне спорными и сомнительными; искать же подтверждение для каждой фразы — практически нецелесообразно: временные затраты будут огромными — а выхлоп окажется минимальным.

Правда, в Комнатах Эрика для большей достоверности авторам надо именно что подтверждать каждый факт вопроса дополнительным источником, подробнее см. GR:DOUBLE.

8.2. Стиль изложения

Попробуйте почитать непрофильные научные статьи. Немного предостерегу:

Для кого и как пишет ученый научную статью? Очевидно, он адресует свою работу к людям «в теме», другим специалистам. В связи с этим, информация в научной статье излагается максимально компактно, чуть ли не шифровкой.

Годы работы в энциклопедическом издательстве не прошли для меня даром. Пообщавшись с десятками докторов психологических наук, которые приносили в редакцию свои статьи, я убедился, что большинство из них (кстати, люди весьма достойные) пишут невнятно, неинтересно, и читать их труды — мука мученическая.

Например, вот с чем, например, придётся Вам столкнуться, если заходите найти этимологию какого-либо слова в Этимологическом словаре немецкого языка:

German Etymological

8.3. Охват

Какова главная причина, почему такой разноцвет в категориях книг, которые я использую для написания пакетов Комнат Эрика. Почему не использовать вместо них источники высшего качества?

Такое могло бы иметь место в идеальном мире, где по каждому вопросу лучшими разбирающимися в теме учёными были бы написаны и прорецензированы высококачественные книги, регулярно обновляющиеся по мере изменения знаний о предмете. В реальном же мире это происходит не всегда, и приходится благодарить тех, кто есть (если, они, конечно, не пишут ерунду).

  1. Есть тематики, которые наука обходит стороной. Какие там учёные степени/звания по кулинарии?
  2. Существуют такие области, где практические специалисты руководствуются прежде всего знаниями, созданными без участия каких-либо научных структур. Возможно, наиболее яркой из них является программирование — при затруднениях по работе рядовой программист обратится к:

    1. литературе, созданным без участия научных работников;
    2. поисковым системам;
    3. профессиональным сообществам;
    4. документации того или иного программного продукта;
    5. его автору.

    То, что нужно обычному программисту для повседневной рабочей деятельности, не пишут в журналах с высоким импакт-фактором. Попробуйте, например, поотвечать на мои вопросы со Stack Overflow, базируясь на них.

    я не упрекаю научных работников; всё же лучше, если они будут заниматься чем-то поважнее, чем, например, кроссбраузерным градиентом текста. Но игнорировать информацию от не причастных к науке людей, кто занимался этой проблемой и знает решение, нельзя. Тех, кто считает иначе, ещё как упрекну.

    Также смотрите категорию КрисКата «N».

  3. К сожалению, бывает, что у профильных учёных не доходят руки до освещения тех или иных тем. Если же думаете, что всё на свете написано, пожалуйста, найдите мне литературу по этим тематикам и лучшую, более научную замену для вот этих книг.

А что Кристиноград? Руководствоваться его указаниями я начал в 2015; и на 2020 могу сказать, что он был для меня полезен при изучения практически любого вопроса. Количество сведений, что Вы можете получить из источников, приемлемых по Кристинограду, на порядки обширнее, нежели то, что Вы можете почерпнуть из научных журналов, а тем более — крутых. И при этом, по моему мнению, Вам не должна попадаться полная хрень.

8.4. Доступ

В этом разделе объединил 2 проблемы. Они перечислены в том же «Кратком курсе поиска истины»:

  1. Трудности доступа к специализированным научным ресурсам:

    Каким образом нормальный человек без навыков академической работы может найти научную статью по интересующему его вопросу? Для этого нужно воспользоваться специализированной системой поиска по научным статьям. К сожалению, некоторые из них требуют регистрации и подтверждения принадлежности к научным организациям. Человеку с улицы разумно использовать две поисковые системы: PubMed и Google Scholar. Первая индексирует журналы, входящие в базу данных MEDLINE, то есть полезна прежде всего для поиска статей по медицине и смежным областям. Вторая индексирует вообще всё, что Google по каким-то причинам посчитал научными текстами (даже мою первую книжку!), соответственно, требует более критического подхода, зато приносит больше информации.

  2. Небесплатность части научных материалов:

    Итак, вы нашли статью, похожую на то, что вам нужно. И вы сталкиваетесь с тем, что абстракт-то вы прочитать можете, а вот полный текст закрыт от посторонних, и за него необходимо заплатить 20–30 долларов.

    Когда твоя зарплата 12,2 тысяч (что, впрочем, выше, чем у почти 21 миллиона твоих сограждан), платить за информацию — непозволительная роскошь.

Далее, правда, в «Кратком курсе поиска истины» говорится, что не так всё мрачно. В частности, следующее:

Так что в моем нынешнем списке литературы более половины полнотекстовых статей могут быть найдены без всяких хитростей, просто в Google Scholar

Оборот «более половины» не употреблялся бы, если бы процент источников с ограниченным доступом был бы каким-то незначительным — скажем, 1—10 процентов — и проблему можно было считать не столь существенной. Она присутствует и вот подробная статья о ней, написанная в середине 2019.

8.5. А надо ли?

Собственно, почему я должен предпочитать только данные суперкрутых научных журналов?

  1. Могли бы Вы подкрепить научными данными, что в них ошибок содержится меньше, нежели в других типах источников (кроме, конечно, Ad) по Кристинограду?
  2. Если это так (мне тоже так кажется), то каков разрыв в качестве информации между ними и другими источниками? Настолько ли он велик, что можно категорически рекомендовать не использовать ничего, кроме научных изданий с высоким импакт-фактором?

И нет, бремя доказательства лежит здесь не (только) на мне. У Вас нет ничего, доказывающего обратное.

Или же я плохо ищу. Если вы знаете, что исследования, которые полностью или частично могут дать ответы на вопросы из раздела выше, проводились, пожалуйста, напишите мне. Хотите провести таковые — тоже; мне будут интересны совместные.

9. Критика пофигистского подхода

9.1. Вступление

В 27 я как-то призадумался, что бы такое самое важное сказал бы себе 15-летнему да и вообще молодым людям, чтобы последующие годы не ушли у них впустую, как это во многом получилось у меня. Одним из моих сделанных выводов было — обязательно делать упор, вдалбливать, что миры параллельны.

2 мира: науки и всего того, что тебя окружает. Они, к сожалению, практически не соприкасаются; каждый движется сам по себе.

Наиболее наглядный пример из моей жизни — психология. Тогда, к 15 годам мои представления о ней складывались из следующего:

  1. выступления психологов из развлекательных телепередач;
  2. комментаторы — как называющие себя психологами, так и нет, — в интернете, говорящие гадости о внутреннем мире кого-то, при этом часто ссылаясь на Фрейда.

Я чувствовал ненависть к такой «науке» и Фрейду, в частности. И пришёл тогда к ошибочному выводу, что менять нужно психологию как науку, а не параллельность. Сайт, где я пытался переоткрывать основы психологии, сохранился до сих пор. Но вот этого не знал; а если и читал где-то нечто подобное, то не придал этому серьёзное значение:

  • Елена Назаренко, «Как вылечить привычку к вынесению оценочных суждений?»:

Надела короткую юбку – хочет быть изнасилованной. Завела второго ребёнка — боится выходить на работу. Сидит, скрестив ноги? Чувствует себя неуверенно. Учат иностранный язык? Собираются эмигрировать.

Ну и прочая отвратительная белиберда, которую многие почему-то считают «психологией» и за которой, кстати, идут на психфак.

  • Сергей Степанов, выдержки из книги «Мифы и тупики поп-психологии» (а лучше прочесть всю книгу):

Некий участник ток-шоу, обращаясь к героине передачи, задал такой вопрос: «Вы утверждаете, что стремитесь похудеть не для кого-то, а ради самой себя. Но ведь ещё Зигмунд Фрейд говорил, что все мы в оформлении своей внешности безотчетно стремимся к тому, чтобы привлечь представителей противоположного пола. Неужели вы с этим не согласны?» (…)

Готов поручиться, что идея Фрейда не столь прямолинейна и примитивна. (…)

Вообще, представление о том, будто вся человеческая жизнедеятельность посвящена коитусу, — это крайне поверхностная и неадекватная трактовка фрейдизма. Такое представление возникает после знакомства с трудами иных «популяризаторов» вроде Ричарда Осборна — на обложке его книги «Фрейд для начинающих» основатель психоанализа карикатурно изображен с журналом «Плэйбой» под мышкой. Вероятно, упомянутый участник ток-шоу черпал свою эрудицию из подобных источников. Ему это, впрочем, простительно. Хуже, когда из таких представлений формируется профессиональное мировоззрение психологов. А это, увы, в наши дни не редкость. (…)

Стараниями доморощенных душеведов психология сегодня превратилась в своего рода эстрадный жанр с набором классических реприз и произвольных импровизаций. То, что преподносится аудитории под маркой психологии, имеет весьма отдалённое отношение к нашей науке и зачастую просто дискредитирует её. В результате обыватель считает психологами Дейла Карнеги и Рона Хаббарда, Чумака и Кашпировского, Арбатову и Козлова. Про Бине и Левина, Вертгеймера и Выготского в глянцевых журналах не пишут, их имена и идеи публике неизвестны. (…)

Психологических журналов в Соединенных Штатах, без преувеличения, сотни. Большинство из них — специальные издания, выходящие тиражом в полторы-две сотни экземпляров и представляющие интерес лишь для узкого круга специалистов, занимающихся опредёленной научной проблемой. (…) Но именно в таких по-настоящему профессиональных изданиях, если, разумеется, уметь отделять зёрна от плевел, и можно найти то, что действительно является современной психологией.

К сожалению:

Молодым людям трудно оценить значение различных источников; зачастую они не могут отличить хорошие, авторитетные источники (например, научные исследования) от плохих источников (высказанное мнение). Они оценивают качество источников «поверхностно, если вообще оценивают» и фактически «не в состоянии и к тому же не желают давать оценку источникам информации».

9.2. Отношение к источникам в джинджеринах

Если Вы думаете, что, занимаясь, джинджеринами, Вы улучшите свои навыки критического мышления, а сильные игроки уже имеют их на высоком уровне, — Вы сильно заблуждаетесь. Мир джинджерин параллелен научному. К сожалению, постоянно приходится видеть, как люди с учёными званиями и степенями «хавают» дезинформацию, получаемую из джинджерин.

Кроме того, оказалось, что тенденция к поверхностности при поиске в Сети присуща не только молодым пользователям, но и представителям каждой возрастной категории, вплоть до профессоров!

Такая ситуация, к сожалению, везде: от мобильных викторинок, созданных, чтобы срубить немного бабла, до игр разума дядь в пиджаках. Вот что говорилось об источниках на сайте Международной ассоциации клубов «Что? Где? Когда?» (МАК) по состоянию на январь 2020:

Источники информации содержат ссылки на печатные и электронные документы и издания, кино- и видеофильмы, радиопрограммы, личные документы, беседы, воспоминания и впечатления авторов вопроса, подтверждающие достоверность фактов и утверждений, приводимых в вопросе. При указании источников информации рекомендуется приводить их выходные данные и реквизиты (адрес страницы в Интернете, год издания книги, номер газеты или журнала, страницу, содержащую нужную цитату, время просмотра телепрограммы и т. п.). В случаях, когда издание является общеизвестным или типовым, выходные данные могут отсутствовать. Не допускается внесение РК или автором вопроса (а также иными лицами с их ведома) изменений в документ, являющийся источником информации, а также ограничение доступа к нему с момента начала турнира до окончания рассмотрения апелляций АЖ.

И всё. У МАК есть десяток комиссий, дважды в год проводятся заседания правления, ежегодно вручаются премии; но ничего об авторитетных источниках на сайте МАК Вы не найдёте.

Закономерный итог такого пофигизма — тонны фейков от автора Эдуарда Голуба игрались на турнирах высшего уровня вплоть до чемпионата мира по «Что? Где? Когда?».

9.3. Сопротивление

Ворчанием с дивана проблемы не разрешишь, и у меня не очень отношение к людям, которые не делают ничего большего, чем это. Намного конструктивнее предлагать ответственным за вопросы в той или иной джинджерине конкретные решения. Неидеальные, но лучшие, чем совсем ничего. Однако везде — от викторины с аудиторией в 20 человек до онлайн-чемпионата мира по «Своей игре» — они сопротивляются.

Первая их тактика — замять разговор, увести его на другую тему. Вторая — говорить, что, мол, у нас не научный сайт; менять ничего не нужно. То есть, пусть учёные и перепроверяют факты, а мы и без этого обойдёмся.

[TODO] Реальные примеры; [TODO] Лучше аргументация — почему следует в реальной жизни

10. Критерии авторитетности

10.1. Авторство

10.2. Подтверждаемость

10.3. Стиль

TODO: Нужна явная доработка

10.4. Возраст источников

10.5. Аффилированность

10.6. Метаанализ

Ася, страница 226

Здесь спасают систематические обзоры и метаанализы – работы, авторы которых собирают в кучу 50 исследований одной и той же проблемы и формулируют общие выводы. Это практически всегда более достоверный источник, чем любая отдельно взятая исследовательская работа.

11. Неиспользуемые критерии

11.1. Место размещения

11.2. Язык

Пример с Куклами удачи (Фува)

11.3. Популярность

12. КрисКат

12.1. Kr

12.2. Is

12.3. Ti

12.4. N

12.5. Og

12.5.1. Википедия

12.6. R

Ася, 227:

И самое главное – всегда, всегда, всегда в конце есть список использованной литературы, который также состоит из научных статей. Вот если списка литературы нет, то не может быть никаких сомнений: этот материал точно не является научной статьёй.

12.7. Ad

13. Применение

13.1. Поиск Кристиниты

13.2. G-Rights

13.3. Комнаты Эрика

14. Спорные случаи

15. Исключения

15.1. Политота

16. FAQ

16.1. Википедия